Рыцари донских степей. Легко ли стать казаком?

by Николаев
61 views

Казаки – неотъемлемая часть донского региона. У историков до сих пор нет единого мнения об их происхождении. Первые упоминания о казаках в российских источниках относятся к XVI веку. Как становились казаками раньше, и как это происходит сегодня?

Свою версию на канале «NaukaPRO» изложил историк, доктор исторических наук, профессор ЮФУ, главный научный сотрудник ЮНЦ РАН Андрей Венков.

Откуда есть пошло?

Слово казак имеет тюркское происхождение. И, пожалуй, единственное, что берутся утверждать специалисты более-менее единодушно – это то, что возникновение казачества относится к землям, где между собой контактировали несколько различных этносов. Это территории Дона, Урала, Нижнего Поволжья и Кубани.

А вот обрядов принятия в казаки в исторических документах нет. Это придумка.

«Может быть, в самом начале это было как посвящение в рыцари. Самые первые казачьи сообщества строились по принципу рыцарского ордена. Было ученичество – чуры. Были господа казаки и господа старые казаки, — поясняет Андрей Венков. – Старый казак и был чем-то вроде рыцаря. К примеру, приехали в Москву 63 человека. Московские дьяки расписали, кто прибыл, какое оружие при себе, какая одежда. Так вот у троих были сабли. А у остальных самопалы, копья и кинжалы. То есть приехали три «рыцаря» с саблями, а за каждым по 20 человек».

Позднее, когда уже массовый поток приезжих пошёл, их стали селить между своей территорией и татарами. То есть между собой и противником. Такое вот «вживание» было. А дальше уже смотрели: кто уцелел, принёс пользу обществу, тех с собой в поход брали. Потом уже в казаки записывали.

Служака по найму

Легендой историки называют и то, что казаки так уж мечтали служить. Кто-то, наверное, и мечтал. Но были и более приземлённые причины. А когда от службы не стало добычи, просто идти и служить желающих было не так много. Более того, можно было дать атаману 10 рублей, чтобы записал тебя мёртвым, для того, чтобы не ходить в поход.

«То есть откупались, вместо себя наёмщиков посылали. Вот, например, род Калединых. Они были реестровые казаки с Украины, пришли на Дон, поселились в станице – платили не помещику, а всей станице. Потом надо идти служить, а у него там свои дела. Вот эта система наёмщиков существовала до XIX века», — говорит профессор.

Человек записан как казак. Потом он со службы вернулся, его сразу землёй наделяют. Был случай, когда на Дону начали разворачивать артиллерию. При Павле I было создано две батареи, а Николай I сказал надо девять ставить. А навыков-то таких нет. Тогда из военного поселения Чугуева прислали лучших молодых артиллеристов и кантонистов и разослали их по селениям. Где-то год они учили казаков, а ещё через год – приказ: наделять их самих тоже землей и записать за войском. «Учителя» шли служить вместе с остальными. И вот они уже не кантонисты, а донские казаки.

«То есть огромное влияние оказывало государство, — поясняет Венков. — Могли записать в старшины, а могли в рядовые. Потом уже ближе к XIX веку поняли, что добычи от службы никакой, а за мародёрство могут и расстрелять. Служба тяжёлая, и добровольно записываться в казаки особо желающих не было».

Сказочные и приписные

Интегрироваться в казачье общество могли и беглые крестьяне. Массово в казачьи места они, конечно, не бежали. Земля там хоть и была, но чужаку никто не позволит её пахать. Да и небезопасно это было. Пришлого человека видно сразу. И то, что он собой представляет, тоже. Посмотрят на него да и выдадут сразу. Но если же он показывает навыки, что где-то когда-то служил или занимался, к примеру, охотой, то поселят его между собой и татарами. А вообще, пристально смотрели на человека, если может он принести пользу как воин, то его возьмут. Когда массово через Запорожскую Сечь или через Дон проходили воинские части, обязательно кто-то из солдат сбегал. Казаки его прятали и потом оставляли у себя.

«Вот Пётр I объявил рекрутский набор. А вы попробуйте из крестьян набрать войско, если в русской армии первые 10 лет служащий считался молодым солдатом. Все 10 лет его учили, а он сбежал. Поэтому беглых стали сразу ловить. Казаки их не отдавали. И если уж прятали, то записывали, что они живут с ними давно и со всеми правами. В том числе и с правом голоса», — рассказывает Андрей Венков.

Сказочные и приписные казаки – такие термины, конечно, были. Но это, в основном, реакция современных казаков на тех, кого записали в казачество исходя из нового закона «О государственной службе российского казачества». Как вступить в казачество? Условия вступления в казачье общество там чётко прописаны. Сегодня казак – это член казачьего общества, а не этническая или национальная принадлежность.

Многие современные казаки живут в многоэтажных домах и далеки от воинской службы. Но считают или чувствуют себя казаками. А кто-то, по словам Венкова, рассматривает казачье движение как возможность получить те или иные преференции. Особенно ринулись в казаки, когда в нашей стране началась приватизация. Потом, когда увидели, что казачество в условиях приватизации ничего не даёт, пыл остыл.

«Если жизнь тревожная, то люди стараются самоидентифицироваться, — поясняет историк. — Есть такой термин. Найти какую-то почву под ногами, примкнуть к какому-то сообществу. Тех, кто способен во времена потрясений выжить в одиночку, очень мало. Люди ищут опору, вспоминают родню. Это нормально. Но некоторых потомственных казаков это по-своему обижает. Почему, мол, в армяне нельзя записаться, а в казаки можно? Но сегодня уже мало осталось таких казаков, у которых все родственники из коренных казаков».

Показачивание и расказачивание

А ещё у историков есть такие термины, как показачивание и расказачивание. Расказачивание — политика, которую проводили большевики во время Гражданской войны и в первые десятилетия после неё. Она была направлена на лишение казаков самостоятельных политических и военных прав и даже на ликвидацию их как социальной, культурной общности, сословия в российском государстве.

Эта политика в итоге вылилась в массовый красный террор и репрессии против казаков, выражавшиеся в массовых расстрелах, взятии заложников, сожжении станиц, натравливании иногородних на казаков. Сегодня этот процесс может быть мирным и добровольным.

«В тяжёлые времена обычно начинается такое вот массовое показачивание – народ добровольно идёт в казаки. Когда трудные времена проходят, идёт обратный процесс – расказачивание. У нас этот термин связан примерно с 1919 годом, — рассказывает учёный-историк. — Расказачивание всегда шло после процесса показачивания. В смутное время шли в казаки. Как это время кончается, их разгоняют. Единицы оставались на службе».

Второй период показачивания был, когда Россия стала выходить к Чёрному морю. Возникали искусственные войска. Кубанское войско тоже во многом искусственное. Лучшие гусарско-уланские полки — это бывшие слободские казачьи полки. Следующее такое мини-показачивание было перед Великой Отечественной войной. Ограничения были сняты — создавались казачьи части из жителей территорий, а не из казаков. Лучшие кавалерийские части Красной армии, которые до этого входили в Первую конную армию, объявили казачьими. Потом в 50-е годы прошлого века кавалерию ликвидировали, и казачьи части просто расформировали и люди поехали по домам.

«Настоящая казачья жизнь и представление о ней – это разные вещи, — считает Андрей Венков. — С точки зрения государства и закона, казаки – это одно. В реальной жизни есть те, кто считает себя потомственными казаками и не признаёт тех, кого потом распустят. А у кого-то, может быть, до сих пор представление, что казаки – это пьянка и драка».

И всё же бесспорным сегодня остаётся одно: казачество – неотъемлемая часть истории и культуры донского края. И у него своя особенная роль в современной России.

Оцените материал