Утопая в золоте и грехах. Спектакль 18+ откроет сезон в «Молодежке»

by Николаев
44 views

До открытия нового театрального сезона остались считанные дни. Молодёжный театр Ростова собирается удивить зрителей премьерой уже 30 сентября – это будет романтическая драма «Опасные связи» по известному роману Шодерло де Лакло, написанному двести лет назад. Ставит спектакль приглашённая команда из Санкт-Петербурга.

Чем будут удивлять ростовчан питерцы, откуда такой интерес к французской классике и причём тут мобилизация, «АиФ-Ростов» узнал у директора театра Карины Сердюченко.

Зло всегда актуально

Действие романа «Опасные связи» разворачивается накануне Великой французской революции. Праздное светское общество ещё не знает, что нож гильотины уже занесён, поэтому растрачивает себя на любовные утехи, интриги и лицемерие. Торжество зла в шикарных интерьерах завораживает, как бархатная мушка на припудренной груди порочной красавицы.

Эту премьеру в «молодёжке» анонсируют как «золотую».

Она в прямом и переносном смысле запомнится своим блеском хотя бы потому, что по эскизам художника-постановщика Кирилла Пискунова для спектакля сшито 42 исторических костюма, изготовлено 36 пар обуви и израсходовано 100 литров золотой краски! «Золотой» стала и постановочная группа. В донскую столицу из северной высадился настоящий культурный десант: известный российский актёр и главный режиссёр Санкт-Петербургского театра им. В. Ф. Комиссаржевской Леонид Алимов, лауреат высшей национальной театральной премии «Золотая маска», художник по свету с говорящей фамилией Денис Солнцев, художник-постановщик спектакля, номинант высшей национальной театральной премии «Золотая маска» Кирилл Пискунов. Мы разузнали у директора театра Карины Сердюченко зачем городу нужна такая шикарная премьера в такие непростые времена.

– Карина Олеговна, разве спектакль о том, как люди, развращённые богатством и своим положением в обществе, живут низменными страстями, актуален сегодня, когда большинство ростовчан переживают по поводу событий на Донбассе, частичной мобилизации?

– Думаю, что сегодня он актуален, как никогда. Многие вещи, которые классик описывал ещё двести лет назад, сегодня на острие, потому что театр обладает возможностью корректировать смыслы в зависимости от контекста, да и нравы людей сильно не меняются. Шодерло де Лакло предупреждал о порочности опасных связей, разворачивающихся в блестящих, шикарных интерьерах. Коварные соблазнители, искушённые любовники, все в прекрасных нарядах, благоухающие… Зло может быть очень привлекательным, даже манящим. И чтобы погрузить зрителя в эту атмосферу, мы решили – никаких компромиссов, никакой альтернативы, максимальное погружение в эпоху. И оно начнётся уже в фойе театра. В день премьеры гостей будет ждать аромаказино от нашего партнёра – известного магазина парфюмерии. Мы подготовили серию эксклюзивных открыток в стиле эпохи. Обязательно будет объявлен дресс-код, а все дамы в вечерних платьях получат изысканный комплимент.

Публику не развлекаем

– Театр станет местом культурной мобилизации?

– Моя точка зрения такова, что мы должны в любой ситуации во что бы то ни стало держать художественный уровень. Нам пришлось приложить много усилий, чтобы завоевать доверие зрителя, вообще, сформировать нынешнюю публику, потому что десять лет назад, когда я возглавила театр, её просто не было. Приходили какие-то случайные люди, всё было очень разрозненно и неопрятно, кто-то мог есть во время спектакля, разговаривать, бродить по залу, детские спектакли никому не были нужны, какое-то ощущение полной безнадёжности и разрухи. Трансформация театра повлекла за собой и трансформацию отношения к нему. Хотя поначалу было очень тяжело. Первые полгода, например, я каждый день ломала себя, заставляя приходить на работу. Шла порой и не понимала, возможно ли вообще разобрать завалы проблем. Первыми звоночками, что дело сдвинулось с мёртвой точки, для меня стали просьбы достать пригласительные билеты сотрудникам разных администраций.

– Сейчас уже другая ис­тория?

– Да, у нас появился свой зритель, он эмоционально очень щедрый, благодарный, между ним и актёрами случается та самая химия, которая творит особую атмосферу в театре. Но это не значит, что мы только развлекаем публику или заигрываем с ней. Мы не боимся экспериментальных постановок, хотя это энергозатратнее и сложнее, чем, допустим, делать ставку на развлечения, мы ставим много классики. На малой сцене уже состоялась премьера спектакля «Дорогая Елена Сергеевна», она предваряла открытие нового сезона, и билеты были разобраны молниеносно.

«Не достаём скелеты из шкафа»

– Этот спектакль шёл уже в Ростовском ТЮЗе сорок лет назад. Тогда в главной роли блистала любимица ростовчан Маргарита Лобанова. На него тоже было не достать билеты, но лавочку довольно быстро прикрыли – пьесу Людмилы Разумовской запретили для показов якобы из-за чрезмерной жестокости. А по какому принципу вы решаете, что тот или иной спектакль нужно реанимировать?

– Реанимация – не верное слово. Мы действительно вернули спектакль, после которого люди выходят из зала молча, со слезами на глазах. Но это была инициатива режиссёра-постановщика Оксаны Зибровой, которая пришла с творческой заявкой, я её поддержала, и она целый год занималась с ребятами, прежде чем представила фрагмент худсовету, одобрившему её концепцию. Это не реплика предыдущего спектакля, мы не собирались доставать скелеты из шкафа, а новое прочтение. Тема травли осталась животрепещущей, как и вопрос, в какой момент в светлой юной душе зарождается зло?

– А вообще, можно просчитать успех той или иной постановки? Было ли так, что вы делали ставку на какой-нибудь спектакль, а он проваливался?

– Конечно, мы делаем прогнозы по поводу каждой работы, думаем, кому это будет интересно, на кого рассчитано, но был один случай, когда зритель не принял сильную, на мой взгляд, постановку. Это был «Оркестр «Титаник» – прон­зительная история про бродяг, которые всё время чего-то ждут, а их ожидания разбиваются о суровую реальность. По сюжету они живут на свалке, символизирующей, что люди выброшены на обочину жизни, и на сцене были соответствующие декорации – горы мусора. Публика этого не поняла, нас раскритиковали и СМИ, мол, устроили из театра помойку. В общем, у этого спектакля оказалась очень несчастливая судьба.

Живая река

– А какой выстрелил, хотя не рассчитывали?

– «Господин Ибрагим». Когда главный режиссёр театра Михаил Заец предложил эту историю, признаюсь, на тот момент она меня не зацепила. В итоге, это одна из самых успешных постановок, визитная карточка культурного Ростова и победитель самых разных театральных конкурсов. Я сама полюбила его всей душой. Хотя все наши спектакли для меня, как дети, все вынянченные. Знаете, какой мой самый любимый момент на премьере?

– Овации? Забитый до отказа зал?

– Больше всего я люблю, когда публика выходит из зала после спектакля. Это преображение, которое театр творит с человеком, сродни чуду. Люди что-то бурно обсуждают, или, наоборот, молчат, вытирают слёзы, у кого-то праздничное настроение, кто-то погружён в свои мысли. Такая живая река, которую пропускаешь через себя. Лица, глаза… Без таких мгновений наша профессия была бы иной. Поэтому, если вам страшно или тревожно, скучно или грустно, гарантирую одно место в Ростове, где всё это за пару часов изменится.

Досье

Карина Олеговна Сердюченко родилась в Ростове. В 2006 году окончила факультет продюсерства и экономики ВГИК. С 1999?го по 2011 год работала в ростовском «Доме кино». С мая 2012 года – директор Ростовского-на-Дону академического молодёжного театра.

Оцените материал