Удар в спину: Казахстан неожиданно подставил России подножку

by Николаев
2 025 views

Почему Астана ничему не учится и продолжает крен от Москвы в сторону Вашингтона?

Казахстан не станет вводить против России санкции по примеру западных стран, однако не будет помогать и обходить их, заявил в интервью японскому телевидению глава МИД Казахстана Мухтар Тлеуберди.

По его словам, экономику Москвы и Астаны связывают тесные взаимоотношения, а потому ограничения причинят ущерб благосостоянию казахских граждан в первую очередь.

При этом он назвал отказ Казахстана помогать нарушать рестрикции третьих стран одним из принципов его экономической политики, пообещав строго придерживаться этого правила в будущем.

И как понимать эти заявления? А для чего тогда существует ЕАЭС?

Или, может, казахстанский министр просто пытается послать сигнал американцам, пытается их успокоить, мол, мы не будем помогать русским обходить санкции, а в реальности они будут поступать по-другому?

— Они это делают не для того, чтобы успокоить американцев. Скорее, успокоить Лондон, который в большей степени контролирует ситуацию в Казахстане, — убежден директор Института НАЭС Владимир Лепехин.

— Ну и для того, чтобы не попасть под раздачу всецело как союзник РФ. Казахстану это не нужно.

«СП»: — Казахстан для нас, по-прежнему, союзник? Или не союзник?

— Если Казахстан — не союзник, значит, конкурент по целому ряду вопросов, в том числе — по поставкам газа в Европу, по прокладке коммуникаций в Иран, по евразийской интеграции и т. п.

«СП»: — А что ЕАЭС? Его правила это как-то предусматривают?

— Понятно, что интеграция в рамках ЕАЭС сегодня находится почти на нуле, прежде всего из-за дистанции по отношению к Москве со стороны, Казахстана и Армении. Но ЕАЭС всё равно нужен, поскольку нужно сохранять единый рынок (прозрачность границ) и таможенные льготы. Рушить ЕАЭС нельзя, нужно только пережить период санкций.

«СП»: — Чего добивается Астана? Это боязнь санкций, желание сохранять «многовекторность»?

— Главная причина — боязнь санкций.

«СП»: — А Москве как на это реагировать? Ограничиться заявлениями? Есть у нас какие-то рычаги вообще?

— Не надо ни на что реагировать. Надо заниматься собственной экономикой: модернизацией реального сектора, суверенизацией финансового сектора и сменой экономической модели.

В случае, если Россия будет выходить в развитие, преодолевая рецессию, к нам снова все потянутся. А пока все ждут от РФ её экономического краха, опасаясь, что соседей завалит обломками российской экономики.

— Это не попытка успокоить американцев, а продолжение прежней проституированной «многовекторной политики», — убежден лидер Социалистического движения Казахстана Айнур Курманов.

— Вернее, они ею прикрываются, а в действительности имеется уже существенный геополитический крен в сторону Запада, что выражается в том числе и в подписании целого ряда двусторонних соглашений Астаны с Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем в течение этого года. Американским, европейским и британским корпорациям предоставляются новые льготные условия деятельности, выдаются новые месторождения, в частности редкоземельных металлов в противовес КНР, готовится в их интересах последняя тотальная приватизация оставшихся государственных активов стратегических предприятий.

Поэтом в этом нет ничего нового, так как и президент, и глава МИДа, проводивший линию еще с периода правления Назарбаева на активное сближение с Западом, заявляли об этом в течение всего года. На словах они говорят о желании не попасть под вторичные санкции, но в действительности под их прикрытием проводят шаги по дистанцированию от Москвы. СВО и введенные санкции лишь ускорили данный процесс.

Их принцип заключается в осуществлении прежней неолиберальной экономической политики, которая проводится уже 30 лет правительствами РК. Это в итоге привело к формированию сырьевой вывозной модели капитализма, полностью зависимого от западных рынков и корпораций, которые владеют сейчас двумя третями добывающего сектора страны, а по кабальным соглашениям о разделе продукции и контрактам по недропользованию абсолютной долей всех углеводородов страны. Фактически — это колониальная модель, которую нынешние власти также усердно продолжают укреплять.

Но тут удивляться нечему, так как в уже давно существуют структуры внешнего управления, как например Совет по реформам (аналог украинского Национального совета реформ), возглавляемый фактически британским финансистом и бывшим руководителем Европейского банка реконструкции и развития Сумой Чакрабарти. Вместе с Лондоном, имеющим влияние на правящую элиту РК, они и определяют стратегические решения Астаны. И осуществляя данный принцип, правительство и команда Токаева, конечно, поддерживают как могут торговые войны англосаксов и участвуют попытках организовать глобальную изоляцию России.

«СП»: — Ранее Токаев заявил, что казахские власти желают укрепить и расширить партнерство с США. Он пожелал, чтобы развитие отношений Астаны и Вашингтона приобрело стратегический характер. А это как понимать? Зачем это Казахстану? Токаев понимает, что расширение партнерства с США всегда одностороннее — тот, кто его расширяет, попадает в зависимость?

— Токаев, на самом деле стоял за разработкой и осуществлением концепции многовекторной политики в ближайшем окружении Назарбаева. Елбасы лишь приписали авторство и лавры. Сейчас эта политика в связи с изменившейся геополитической обстановкой в результате противостояния между США и Китаем уже зашла в тупик, несмотря на все старания Астаны ей следовать и развивать.

Тогда как между Россией и коллективным Западом опускается железный занавес, а экономически Москва переориентировалась в сторону Азии, руководство Казахстана и вся правящая элита, в том числе и назарбаевский клан, стремятся, наоборот, нарастить отношения с США и ЕС.

Тут и стремление сохранить эту неоколониальную модель и заместить своими нефтепродуктами и полезными ископаемыми российские на европейском рынке, и желание не допустить ареста активов как государственных фондов, расположенных на Западе, так и личных капиталов, вывезенных из страны, и находящихся под колпаком американской и британской разведок, которые по разным подсчётам составляют до 35 миллиардов долларов.

Существует компромат и на семью Токаева.

На самом деле — это тоже рычаг давления со стороны Вашингтона и Лондона, как в своё время он эффективно использовался и против амбициозной старшей дочери Елбасы Дариги Назарбаевой, имеющей многочисленные объекты недвижимости и счета в Великобритании.

Поэтому это сближение с США осознанное и связано как раз с данными факторами и преемственностью прежней прозападной политики. То, что сейчас видим лишь логическое завершение прежних многолетних процессов.

«СП»: — Насколько, по-вашему, это может отрицательно сказаться на отношениях с Россией, как экономических, так и политических?

— В целом это безусловно будет отрицательно влиять на отношения РК с РФ и проявляться в первую очередь в торможении и саботировании интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и ОДКБ. Уже заметны некоторые негативные элементы в деле затягивания осуществления совместных индустриальных проектов, как строительство АЭС и других производственных предприятий. И тут Акордой (администрация президента) активно используются ручные национал-либералы и националисты, пытающие сформировать негативный образ этой кооперации и рекламирующие «зеленую экономику».

Политически это уже проявляется в отклонении предложений России и Белоруссии в рамках ОДКБ по американским военно-биологическим лабораториям на территории Казахстана и Армении. До этого отвергались предложения по введению единой валюты, созданию единых платёжных систем, создания наднационального брака и других механизмов союза, который пока остаётся лишь в торговом формате. Поэтому следует ожидать дальнейшую деградацию российско-казахстанских отношений.

«СП»: — А как население Казахстана это воспринимает? Большинство считает этот курс ошибочным или нет? Или большинству все равно?

— Большинство казахстанцев поддерживает интеграцию с Россией и даже СВО, судя по опросам общественного мнения весной и летом этого года. Но дело в том, что казахстанская элита не руководствуется и не опирается в своей деятельности, а также во внешней и внутренней политике этими настроениями. Напротив, активно поддерживаются те самые 5% сторонников разрыва всяческих отношений с Москвой, как медийно, так и риторикой таких деятелей как госсоветник и правая рука президента Ерлан Карин.

Как грибы при по указке сверху растут национал-либеральные и откровенно националистические движения и проекты, действуют «языковые патрули», происходит процесс тотальной декоммунизации и дерусификации, идёт ползучая реабилитация басмачей, участников Туркестанского легиона Вермахта и мусульманских частей СС и демонизация Советского Союза якобы устроившая геноцид казахов через «голодомор».

То есть сторонников сближения с Россией просто забивают в социальных сетях и даже пытаются обвинить в сепаратизме и в поддержке операции против «незалежной». Всё это делается с целью переломить общественные настроения или выдать данную активность националистов и прозападных НПО за реальное мнение миллионов казахстанцев.

В ход идёт и популяризация «тюркской интеграции» в рамках Организации тюркских государств, которая наряду с панисламизмом становится частью официальной идеологии. То есть всё делается для отрыва страны и её молодого поколения из общего пока социокультурного и информационного пространства.

Дмитрий Родионов