Макеевская трагедия спустя двое суток: Макеевка новости

by Николаев
21 views

Уничтоженное ПТУ в Макеевке на спутниковых снимках компании «Planet Labs» — до и после удара из РСЗО HIMARS.

Несколько выводов из произошедшего:

— беда воспринимается как беда, нет попытки всё списать на войну;

— российское военное ведомство официально отреагировало довольно быстро, «не заметить» было невозможно;

— моментально включились следственные органы, это самая быстрая реакция на потери за последние годы;

— в поиске виноватого добровольные эксперты быстро упёрлись в начальника местного гарнизона, это произошло формально, начальник принимал личный состав, который направлял в ДНР совсем не он и не по своим должностным планам;

— последнее время у нас перестали взрываться склады ГСМ и боеприпасов (тьфу-тьфу-тьфу), значит, научились делить и рассредотачивать, смею надеяться, что научимся сохранять и людей;

— моментально включились регионы, из которых погибло больше всего мобилизованных солдат, работа со вдовами и с сиротами уже началась;

— скорее всего, прощание и погребение погибших будет самым открытым и массовым за всё время СВО;

— возможно, такие одновременные потери станут катализатором больших кадровых решений (не комментирую);

— просьба Дениса Пушилина об усилении донецкой группировки ПВО оказалась наполненной смыслом (в первую очередь именно плотная ПВО могла спасти людей, а не контрбатарейная борьба, о которой мы чаще всего говорим, рассуждая об обстрелах Донецка);

— ничего не слышал о начале следствия в отношении ракетчиков и артиллеристов ВСУ, имеющих отношение к обстрелу Макеевки в новогоднюю ночь;

— общество оказалось неимоверно сплочённым, реагируя на трагедию резко и однозначно.

Макеевская трагедия спустя двое суток: Макеевка новости

Пепел Макеевки — чему должна научить трагедия

Наша армия, наша страна пропустили удар в Макеевке. Противник оказался более ловким и смог поймать наших солдат в момент, когда они были уязвимы. Погибли десятки наших соотечественников. Что по этому поводу нужно сказать?

Противник не дурак, противник непрерывно ищет, куда ударить. Никогда нельзя недооценивать врагов. Многажды кровью в книге бытия записано: там, где ты окажешься слаб, там, где ты подставишься — туда ударят. Мы говорили ещё летом, что собирать солдат массой в одном месте рядом с боеприпасами и топливом — смертельно опасно. В 2014 году наша артиллерия жестоко учила украинцев ударами по лагерям и располагам. В 2022 с началом СВО наши наносили страшные удары по казарме в Николаеве, по казарме в Яворове — и неприятелю пришлось научиться рассредоточивать своих людей. Но оказалось, что эти уроки не были выучены до конца нашими собственными командирами.

Враги не прощают ошибок. Враги заставляют платить за ошибки кровью. И напоровшись, следует не только надевать траур. Нужно делать выводы из трагедий. У любой военной катастрофы есть фамилия, имя, отчество и должность. Такие ошибки, стоящие огромных жертв, должны расследоваться. Желательно публично. Виновные должны подвергаться наказанию. Желательно демонстративно. Случившееся в Макеевке — это преступление. И не украинское. Понятно, что украинские военные пытаются убить наших. Это преступление тех офицеров, кто пренебрег безопасностью подчиненных, и это результат полного отсутствия системной работы по обеспечению этой безопасности, по обобщению опыта войны.

А дальше необходимо делать выводы. Макеевка новости

Во время войны в Чечне была такая присказка: «Ребят продали». Её повторяли каждый раз, когда люди массово гибли. Между тем реальность состоит в том, что, когда «ребята» не забивали на полевую фортификацию, имели связь, хорошо несли караульную службу и соблюдали устав, «продавать» их было бесполезно. На Украине та же история. Безответственное отношение к сбережению людей должно быть выжжено. Несоблюдение базовых правил и требований безопасности должно наказываться. Случившееся ужасно, но мы не должны опускать руки.

У нас очень тяжело идет обобщение боевого опыта и внедрение его в войска. Но при отсутствии системной работы по выявлению уязвимостей, по выявлению своих слабостей и их закрытию, мы так и будем умирать.

Это трагедия.

Война продолжается.

И мы должны её выиграть.

По поводу трагедии в Макеевке

А также по поводу всех остальных трагических событий, в результате которых гибнут наши воины и мирные жители.

В моей библиотеке — не менее двадцати дневников и мемуаров фронтовиков, от многократно переизданных воспоминаний именитых маршалов до никому не известных солдат и ополченцев.
Так вот, офицеры и рядовые постоянно вспоминали, как посреди победных 1944-1945 то там, то здесь, на разных службах и уровнях управления РККА встречались случаи потрясающей некомпетентности, халатности, разгильдяйства и прямого предательства.

И это при действующих НКВД, СМЕРШ, военно-полевых трибуналах, партийном контроле и прочих грозных органах, одно упоминание о которых приводит в ужас современных либерадрилов. На третий-четвертый год схватки с нацизмом победоносную советскую армию преследовали трагические ошибки, самодурство и глупость, приводившие к обидным неоправданным потерям.

А теперь вернемся к трагедии в Макеевке. Вспомним, что идет только первый год не менее масштабного противостояния с коллективным Западом, чем 80 лет назад, где Украина — лишь эпизод. Признаемся: как бы нам ни хотелось другого, война — это неотвратимые трагедии, вытекающие из греховной природы человека.

С ними надо бороться, их надо предотвращать, но одновременно признать их неизбежность. Признаться и прекратить истерить по этому поводу, ведь враги искренне радуются такой нашей реакции. Сцепить зубы, когда хочется кричать — тоже элемент военной подготовки.

Военачальники, не смотря ни на что, должны учиться воевать, тыл — снабжать воюющие части, гражданское общество — держать удар и делать сугубо практические выводы из провалов. Мы всё равно победим. Хотелось бы это сделать бескровно, но чудес не бывает, как и внезапно по книжкам научившихся воевать полководцев. Всё через боль, через кровь, через гробы. Поэтому Победа всегда была и будет с сединой на висках и слезами на глазах, но от этого — ещё более желанная и долгожданная. А за жизнь наших парней враг заплатит собственными слезами и смертями. Нацизм придется уничтожить по-любому, чтобы он не пришел к нашим детям и внукам. Как говорили антифашисты в Испании: «No pasaran!».

Это было предсказуемо

Что вину за трагедию в Макеевке станут пытаться вешать на самих бойцов. Дескать, вот они включили телефоны и их тут же по скоплению симкарт выявили.

Ну конечно. Виноват не тот командир, кто отдал приказ разместить личный состав в здании ПТУ. Не тот, кто не позаботился предварительно о средствах маскировки. Не тот виновен, кто не стал бойцов рассаживать по подвалам. А простой боец с телефоном, оказывается, виноват в беде. Сам, так сказать, себя подвёл под обстрел. Да ещё и подвёл уважаемых людей своим проступком, салаты им кушать в праздник помешал.

Это иллюстрация выражения «города берут солдаты, а войну выигрывают генералы».

На самом деле, нет более строгих судей, чем история, человеческая память и совесть. История обязательно сохранит имена тех, кто пытался умолчать о беде, и тех, кто пытался мёртвого солдата обвинить во всем. Память напомнит и нам, кто помогал продвигать эту версию про виноватых во всём рядовых и младших офицеров. Ну а совесть рано или поздно придёт к каждому из ответственных лиц, как бы её не гнали. Придёт и скажет — я тут, я все про тебя знаю, у меня все зафиксировано. И будет всё, как когда-то было: «согрешил я, предав кровь невинную».

Память, история и совесть — это такое особое совещание, такая «тройка», которая приговор вроде и не выносит. А уйти от него всё равно никак.