Переломный год наступил: Зеленский упустил свою последнюю возможность сохранить страну

by Николаев
740 views

Ну вот, после года крушения иллюзий, года прозрения, года достижения дна (но это не точно), наступил год переломный. Первая его неделя началась с трагедии, продолжилась фарсом перемирия. Впрочем, перемирие, действительно выглядевшее внешне как сумасбродство, вполне могло быть и последней попыткой Путина убедиться в твердости суицидальных намерений политического украинства.

Ракеты из установки «Хаймарс», вылетевшие в последние минуты 2022 года, в ноль часов одну минуту года 2023-го, ударили по зданию ПТУ в Макеевке. В нем располагались мобилизованные, рядом была техника, боекомплект и дизтопливо. От здания не осталось почти ничего. Украинская сторона сразу после атаки заявила, по законам пропаганды, о 400 погибших российских военных, потом правда, уже на более высоком официальном уровне точные цифры перестала называть. По данным нашего Минобороны, погибли 89 человек.

В чью голову пришла идея такого размещения личного состава (после 8-летнего опыта боевых действий на Донбассе и 10 месяцев СВО) до сих пор выясняет следствие. Рискну предположить, что выяснило почти сразу, но как об этом доложить обществу? Мнутся, жмутся, можно понять. Ведь это будет совершенно новый опыт для власти — признать в публичном пространстве страшную, болезненную ошибку (версия, что ВСУ ударили дорогущими высокоточными ракетами только из-за того, что зафиксировали массовое использование военными мобильных телефонов, весьма шаткая), назвать виновного, наказать. Новый опыт и прекрасный шанс продемонстрировать единство власти, которой можно доверять. Потому что пока ситуация с доверием сохраняет историческую традицию: царь хороший, а вот бояре так себе, по-прежнему мутят схемы, занимаются кумовством и распилами бюджетов. Изменение ситуации — это и будет одним из переломных моментов года. В противном случае страна может погрузиться в хаос, из чего, кстати, намерены извлечь выгоду наши заклятые «партнеры».

А вот реальный партнер, Лукашенко, показывает примеры того, «как надо». Если помните, под конец года Александр Григорьевич заявил о национализации ушедшего из Белоруссии иностранного бизнеса. Теперь вот, уже на днях, о том, что в Белоруссии будут изымать иностранную собственность, если ее владельцы совершат недружественные действия в отношении республики. Это ведь четко обозначенная позиция суверенного государства — ровно то, чего нам так не хватает. (Просто цифры: с начала военной операции власти Украины конфисковали 17 млрд гривен ($462,6 млн) у российских банков, сообщил премьер-министр Украины Денис Шмыгаль. Эти средства пойдут на восстановление жилья, разрушенного из-за военных действий.) Или еще. Сам Лукашенко рассказал военным из российской группировки в Белоруссии. Пришел к нему сын, показал армейскую аптечку и сказал, что она никуда не годится. Президент вызвал кого надо, ласково, как он умеет, поговорил, и через два месяца в армию начались серийные поставки обновленных аптечек лучше натовских. А у нас?

Еще было рождественское перемирие. Патриарх предложил, Путин поддержал — дал указание не стрелять, чтобы верующие могли сходить на службы в церковь. По первому впечатлению — трудно было представить более удачного подарка украинской и западной пропаганде. Например, Джо Байден заявил, что Владимир Путин «был готов бомбить больницы, детские сады и церкви» и 25 декабря, на западное Рождество, и на Новый год. А теперь Путину, дескать, «нужен глоток воздуха», чтобы оттянуть время и перегруппировать войска. Примерно в том же духе высказалась и глава Министерства иностранных дел Германии Анналена Бербок. Председатель Европейского совета Шарль Мишель заявил, что не доверяет инициативе России о прекращении огня: российское прекращение огня — такая же ложь, как «референдумы». Естественно, в часы объявленного перемирия ответный огонь с нашей стороны был (возможно, даже не со стороны регулярных войск, но был). И, конечно, это все было предъявлено западной общественности как несоблюдение Россией своих же обязательств. Впрочем, что так будет, было понятно изначально.

Да и для большинства граждан России, так сказать, «внутреннего рынка», уставшего еще в прошлом году от «жестов доброй воли», предложение Украине перемирия очков нашей власти не прибавило. (Дмитрий Медведев: «Думаю, большинство наших военнослужащих, принимающих участие в СВО, спокойно выдохнуло, услышав отказ главных украинских клоунов прекращать огонь на Рождество. Меньше проблем и лукавства».)

Но вот что интересно. Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк выразил довольно резкий отказ от предложенного Россией рождественского перемирия. И тут Дмитрий Песков публично засомневался: Кремль, мол, не уверен, что Подоляк выражал позицию Владимира Зеленского. После чего в протянутую руку сомневающихся смачно плюнул уже сам Зеленский. И сомнения окончательно отпали. Именно такое развитие событий и наводит на размышления. Как версия (что думает Путин, угадать невозможно, но все же): наш президент своим предложением давал Зеленскому последний шанс показать, что тот хотя бы теоретически готов о чем-то договариваться. И это могло бы дать возможность пусть и на значительно меньшей, чем сейчас, территории, но сохранить украинскую государственность. Так человека, решившего прыгнуть с крыши, отговаривают до последнего, даже когда понятно, что усилия тратятся зря.

Возможно, эта история с перемирием тоже станет отправной точкой для перелома в ведении СВО, а то и в изменении ее статуса.

Переломный год наступил.