Срочные учения как предупреждение для России: К чему готовится НАТО на Дунае

by Николаев
747 views

Дельта Дуная на глазах превращается в одну из самых «горячих точек» Европы.

Еще не разобраны руины украинских портов Измаил, Килии и Рени, образовавшиеся после неоднократных ударов российских дронов по их причалам и зерновым терминалам. А с понедельника, 11 сентября 2023 года, в этом же районе начнет развертывание американский и украинский спецназ, румынские бронекатер Posada, штурмовые катера и бронетранспортеры-амфибии, специальный водолазный корабль Venus, специалисты по обезвреживанию морских мин и водолазы из Великобритании, Франции, Болгарии, Турции. С воздуха за их действиями станет наблюдать патрульно-разведывательный самолет типа Poseidon ВМС США.

Официально все это будет называться совместными учениями «Sea Breeze 23.3». В румынских военно-морских силах утверждают, что главной целью учений станет «развитие оперативной и тактической совместимости стран-союзников. В частности, планируется отработать обеспечение свободы судоходства и разминирование акватории».

На первый взгляд — занятие в этих краях крайне актуальное. Поскольку с началом боевых действий между Россией и Украиной минная опасность в водах Черного моря там, где в них впадает Дунай, действительно значительно выросла. Особенно в районе принадлежащего Украине устья Быстрое.

28 июля 2022 года во время промера глубин на фарватере здесь подорвалось украинское малое гидрографическое судно «Шляховик». Через три дня, 31 июля, — наскочил на мину и затонул лоцманский катер «Орлик», шедший под тем же флагом. Следом от взрыва морской мины 3 августа повреждения получил плавкран, отправленный на подъем со дна «Орлика».

Выглядело и выглядит до сих пор это действительно тревожно. Но — вы заметили? — особого резонанса в мире перечисленные факты не получили. Почему?

Вне сомнения потому, что все три потери украинского гражданского флота в устье Дуная случились на украинских же минах. Тех самых, что сразу после начала нашей спецоперации были в массовом порядке и не слишком умело выставлены Киевом в районе Одессы для предотвращения высадки там российской морской пехоты. А потом, сорванные штормами с якорей, принялись носиться по всему Черному морю исключительно по воле волн. И были замечены не только у устья Быстрое, но даже и у входа в турецкий Босфор. До которого от Одессы не одна сотня миль.

Так что — ничего удивительного. Но что, по логике, резонно переживающему за безопасность судоходства в Черном море мировому сообществу стоило бы сделать в первую очередь? Попросить Киев больше так не «шалить» со смертоносным оружием. Особенно, если как под Одессой, оно почти антикварное, произведенное в Советском Союзе в 50-х годах прошлого века. И если Киев послушается, все снова на Дунае станет тихо и спокойно.

Но судя по тому, что в списках участников учений «Sea Breeze 23.3» как раз Украина и значится, стало быть, перечисленные выше страны НАТО совместно с нею намерены тренироваться в поисках каких-то других морских мин. И, с учетом происходящих сегодня в зоне СВО боевых событий, даже легко догадаться: чьих именно?

Нам не дано заглянуть во всегда и всюду разрабатываемую в ходе подготовки к подобного рода учебно-боевым мероприятиям «легенду» учений. Там-то как раз все указано четко: оперативно-тактический фон маневров, основной противник, типы его оружия и способы его применения. Однако понятно, что согласованные в Брюсселе, Вашингтоне и Киеве бумаги хранятся эти под грифом «Совершенно секретно». Поэтому придется все попытаться перенести в область стройных рассуждений. Но — исключительно на широко обнародованных фактах.

О чем они говорят? О том, что Украина под ударами российских Вооруженных сил давно лишилась того военно-морского флота, который она имела. Последний остававшийся на плаву боевой корабль ВМСУ СДК «Юрий Олефиренко» нашей авиацией был уничтожен 29 мая 2023 года в районе Одессы. Но Киев и его союзники не жалеют ни сил, ни денег, чтобы возродить способность Украины хоть как-то контролировать Черное море. Или хотя бы его северо-западную часть.

С этой целью уже очень многое сделано и продолжает делаться. Причем, очень далеко от украинских берегов.

Так, Турция по заказу Киева с 2020 года продолжает строительство для ВМСУ серии достаточно современных и мощных противолодочных корветов типа Ada / MILGEM с элементами технологии «стэлс». Основное вооружение — по восемь противокорабельных ракет Harpoon, одна пусковая установка (21 ракета в блоке) RАM-116 Mk 31, 76-мм артустановка OTO Melara Super Rapid, усовершенствованная лёгкая противолодочная торпеда MU90/IMPACT, стоящая на вооружении ВМС Германии, Франции, Италии, Дании, Австралии и Польши.

В октябре 2022 года года первый такой корвет под названием «Гетьман Іван Мазепа» с тактическим номером F211 на борту был спущен на воду Стамбульской судостроительной верфью. Сейчас продолжается его достройка на плаву, установка вооружения и оборудования. Корабль должен выйти на государственные испытания уже в этом году. Киев рассчитывает, что в боевой состав разгромленных ВМСУ он войдет в 2024 году.

В Стамбуле же турками немедленно начаты работы над строительством для ВМСУ второго корабля того же типа. По слухам он будет назван «Гетьман Павел Скоропадский».

Что важно: при подписании контракта предполагалось, что турки на своих мощностях доведут головной корабль до 80-процентной готовности. А затем первого «гетьмана» отбуксируют в украинский город Николаев, где уже и примутся доводить до ума. Там же с нуля, однако по турецким технологиям, собирались строить и другие корветы серии.

Но теперь, понятное дело, все это улетело в тартарары. Бывший знаменитый советский город корабелов Николаев в обозримой перспективе ничего не сможет заложить на своих верфях. Некому и не на чем. Поскольку фронт рядом, сразу за Днепром. Поэтому ответственность за выполнение сделки с корветами для ВМСУ целиком легла на Турцию. Чему она, надо полагать, страшно рада. Ибо такая работа под патронатом НАТО и на западные кредиты сулит ей большие деньги. Все-таки стоимость каждого такого корабля составляет около 8 млрд гривен (или $218 млн).

Далее. 11 июля 2023 года в киевском телеэфире тогдашний министр обороны Украины Алексей Резников внезапно заявил: «Даже корабли противоминные мы уже тоже имеем. Два корабля противоминных стоят в Британии под украинскими флагами и с украинскими экипажами. И скоро мы то же самое получим от правительства Нидерландов. Остаются подводные лодки».

О чем, собственно речь?

Самое любопытное тут, конечно, — о каких, собственно, субмаринах размечтался Резников? И насколько обоснованы эти его «мрії» (мечты) о подводном чудо-оружии? Но сначала о том, что касается противоминных кораблей для Киева. Или для многих привычнее — тральщиков.

2 июля 2022 года в Глазго (Великобритания) в рамках празднования ежегодного Дня Военно-морских сил Украины состоялась официальная церемония подъема украинских военно-морских флагов на двух переданных ВМСУ из состава британского флота тральщиках-искателях мин типа Sandown. В тот же день оба корабля были официально включены в боевой состав ВМС Украины.

С лета 2022 года на Grimsby и Shoreham была начата практическая подготовка украинских экипажей. А в сентябре минувшего года на бортах этих кораблей появились новые названия — «Чернігів» и «Черкаси».

Что получил в итоге Киев? В сущности — два крохотных кораблика из стеклопластика, полным водоизмещением в 600 тонн и длиной в 52 метра. Экипаж — 45 человек, в том числе семь офицеров.

Еще пару кораблей подобного класса «начиная с 2025 года» Киеву действительно в марте нынешнего года пообещали Нидерланды. Об этом объявил их министр обороны Кайса Оллонгрен в ходе своего посещения Одессы и Николаева.

Речь о 600-тонных тральщиках-искателях мин типа Alkmaar (проекта Tripartite), подлежащих выводу из состава голландского флота. Кораблики не новые, спущены на воду в 80-х годах прошлого века. Было их у голландцев полтора десятка. Осталось пять. Но и те скоро не понадобятся. А попрошайке-Киеву — в самый раз. Начало подготовки украинских экипажей на тральщики-искатели мин запланировано на конец 2023 года.

А теперь: о каких, собственно, подводных лодках размечтался минувшим летом Киев?

В принципе, обладание хоть какими ни на есть субмаринами на Черном море — «голубая» места украинских адмиралов и политиков. Иначе трудно атаковать русские Крым, Новороссийск и Севастополь. Разве что безэкипажными катерами. А хотелось бы нашим врагам большего.

Поиски вариантов начались в 2016 году с заявления тогдашнего командующего Военно-Морскими силами Украины вице-адмирала Сергея Гайдука: «Нашими планами предусматривается до 2020 года возродить в составе ВМС подводные силы в составе 2−4 подводных лодок. Подводные силы должны стать элитой флота и важным боевым, морально-психологическим и сдерживающим фактором в регионе».

Чуть позже выяснилось, что на первых порах Гайдук считал бы достаточным где-либо за рубежами разжиться для ВМСУ новым соединением хотя бы в составе двух малых и одной средней подводных лодок. Но где?

Попытались было украинцы уговорить Турцию, которая как раз в те времена собралась расстаться с четырьмя списанными дизельными ракетными подводными лодками типа «Атылау», построенными в 1976—1994 годах. А фактически — с очень приличными субмаринами германского проекта 209, построенными по лицензии Берлина и при техническом содействии германских фирм на турецкой верфи Colcuk Naval Shipyard.

Может, все бы у Киева тут и «срослось». Но без Берлина, продавшего туркам лицензию на «Атылау», было не обойтись. А немцы, которых в ту пору возглавляла канцлер Ангела Меркель, внешне старались дистанцироваться от российско-украинского конфликта. И разрешения на сделку не дали.

Ясно, что Киев поиски подлодок продолжил и продолжает. Но — где? Что? Официально на этот счет пока сплошной туман.

Однако ходят слухи, что теперь противник ведет переговоры с Францией о передаче ему двух очень приличных дизельных подводных лодок типа Scorpene. Но — во избежание политических осложнений для Парижа — через Румынию.

Во всяком случае, в мае 2023 года румынский парламент неожиданно одобрил покупку у французов в течение восьми лет именно двух очень современных дизельных подводных лодок класса Scorpene. Которые вместе с торпедами, материально-техническим обеспечением, обслуживанием и технической поддержкой, а также с обучением экипажей обойдутся румынам в очень немалые для этой небогатой страны 2 млрд. долларов.

Главное достоинство Scorpene для Киева: торпедные аппараты, которыми вооружены такие субмарины, позволяют им применять противокорабельные ракеты SM-39 «Экзосет» и морские мины. А это уже очень серьезно для России в борьбе за Черное море.

Теперь попытаемся обобщить все сказанное. Совершенно очевидно, что коллективный Запад уже сегодня делает все возможное, чтобы Украина в перспективе не осталась вовсе без собственного боевого флота. На восстановление ВМСУ из пепла сразу несколькими странами ассигнованы немалые деньги.

Вероятно, расчет делается на то, что Турция, которая с начала СВО наглухо закрыла черноморские проливы для прохода любых военных кораблей под любыми флагами, рано или поздно поменяет свою позицию. И тогда Украина почти мгновенно начнет принимать в Черном море серьезно вооруженные «подарки».

Но где их базировать? Одесса, которая после 2014 года стала главным пристанищем ВМСУ, почти под непрерывными ракетными ударами русских. Ее портовые сооружения разрушены. А то немногое, что еще уцелело, продолжает разрушаться практически в еженедельном режиме залпами из недалекого от нее Крыма. Почти каждый из которых достигает цели из-за слабости ПВО Украины на южном направлении. Все мало-мальски боеспособное в борьбе за небо стянуто под Киев.

Таким образом, Одесса в качестве главной базы ВМСУ, если они внезапно воскреснут, теперь не вариант. Как быть Киеву?

И вот тут-то, похоже, у противника и возник вариант с Дунаем. Переместить главную базу для будущего корабельного состава, предположим, в Измаил, может показаться очень заманчивым. Потому что бить по Измаилу ракетами «Калибр» или «Оникс» для нас достаточно рискованно. Ширина реки возле этого города всего порядка 300 метров. В случае даже незначительного промаха российские крылатые ракеты могут угодить и в Румынию. Со вполне очевидными военно-политическими последствиями в виде пресловутой статьи 5 устава НАТО.

Вероятно, именно поэтому до сих пор мы по дунайским портам Украины стреляем исключительно очень тихоходными «Гераньками». Впрочем, пока России в тех краях хватает и их. Но в случае, если главная база ВМСУ будет перенесена на Дунай, система ее ПВО совершенно точно будет резко усилена.

Существует, похоже, и еще вариант. В случае смертельной опасности украинские корабли к противоположному берегу с согласия румын можно перетащить едва ли не на канате. Примерно, как старый деревенский паром где-нибудь на сибирской речке. А их пребывание в соседней стране объявить хоть дружественным, хоть деловым заходом.

Что тогда делать России? Повторяю: заглянуть в планы Киева и НАТО нам, понятно, никто и никогда не позволит. Но характер предстоящих совместных учений НАТО и Украины «Sea Breeze 23.3» и состав привлекаемых к ним сил указывает, на мой взгляд, на то, что противники нашей страны предполагают: Москва способна скрытыми минными постановками наглухо заблокировать проход в Дунай по контролируемому Киевом руслу Быстрое со стороны Черного моря. С понедельника враг на практике начнет готовиться к отражению подобной угрозы.

Сергей Ищенко