«Водоканальство» как симптом. Сегодняшние события, вокруг «Ростовводоканала» — это классический образец корпоративной войны.

by Николаев
37 views

И скроено все по знакомым лекалам…

Классика жанра

Давно замечено, что история повторяется дважды. Поначалу предстает трагедией, чтобы спустя годы обернуться фарсом. Если сравнивать не оконченные еще и сегодня борения за «Ростовводоканал» с корпоративными войнами прошлого, то справедливость этой классической формулы лишь подтверждается.

Конечно, было бы натяжкой громко называть трагедией, скажем, схватку начала века за обладание Таганрогским металлургическим заводом. Тогда сошлись руководство предприятия, прежде всего в лице его гендиректора Сергея Бидаша, и менеджмент могущественной на тот момент «Альфа-Групп».

Хотя, как сказать… Ведь дело закончилось достаточно драматично – лишением свободы для Бидаша. Но, с другой стороны, и «Альфе» ничего не обломилось. У руля Тагмета после ряда бизнес-вариаций утвердилась и уверенно стоит до сих пор Трубная металлургическая компания. Да и Бидаш со временем вышел на свободу. Корпоративная война на этом фронте завершилась, можно сказать, ко всеобщему удовлетворению.

Почему в связи с конфликтом вокруг «Ростовводоканала» вспомнилась именно та давняя тагметовская история? Пожалуй, не в последнюю очередь, потому, что в ростовском случае оказался силен именно фарсовый момент. В самом деле: запершийся в кабинете гендиректор, не желающий покидать свое место и поливающий оттуда грязной водой осаждающих офис представителей противной стороны, – такая картинка в стиле пародии на «Властелина колец» даже царевну Несмеяну развеселит.

В этом году «Ростовводоканал» отметит 157-летие.

Но это если не вспоминать о социально-экономической роли предприятия, чья история ведет отсчет от 1865 года, и о его влиянии буквально на весь уклад жизни мегаполиса, гордо именующего себя столицей Юга России. Так что фарс фарсом, но способен он быстро набрать драматические обороты, стоит только позволить этой истории развиваться по всем канонам корпоративной войны.

Знакомые все лица…

А еще борьба за Тагмет вспомнилась потому, что в Ростове, как когда-то в Таганроге, вновь, как говорят, отметилась вездесущая «Альфа-Групп». Входящий в ее состав частный оператор – группа компаний «Росводоканал» – поначалу присматривался в водоканалам Азова и Таганрога на предмет взятия их в концессию, Затем настала очередь и «Ростовводоканала», управляемого уже добрых полтора десятка лет концерном «Евразийский».

Тот пришел в ростовский «Водоканал», который до поры, до времени был муниципальным предприятием, также после ряда корпоративных конфликтов. Называть их громко войнами, может, и не стоит, но менее ожесточенными они оттого не становятся. Тогдашнему «Водоканалу» пришлось противостоять тяжелой артиллерии самого Чубайса. Наш великий приватизатор, не удовлетворившись реформой возглавляемой им на тот момент российской электроэнергетики, решил еще подвергнуть реформации и ЖКХ.

Начал с водоснабжения и канализации. Для чего в недрах РАО «ЕЭС» была создана компания «Российские коммунальные системы» (РКС). И принялась она быстро осваивать региональный уровень. Появились эмиссары РКС и в Ростове. Однако взять здешнюю водоканализационную твердыню с наскоку не получилось. Пришлось переходить в осаде.

В 2003 году на ростовском «Водоканале» побывал В.Путин. Его приезд сюда — лишнее доказательство значения предприятия дл города и области.

И до какого-то момента тогдашнее руководство бывшего муниципальным предприятием «Водоканала» уверенно эту осаду выдерживало. Сказывалась квалификация таких монстров коммунального водоснабжения, как гендиректор предприятия Борис Петрович Персидский и его команда. Сегодня таких титанов в «Ростовводоканале» уже почти не осталось. Да и в ту пору управленческий ресурс руководства был не безграничен. Как и финансовые ресурсы возглавляемого ими предприятия. Напор РКС оказался сильнее И в конце концов, пришлось уступить.

Картина маслом кисти Шекспира

Однако уступки носили чисто тактический характер. Это стало ясно довольно скоро. Да и проект РКС – по крайней мере, в его ростовском исполнении – особой эффективностью не порадовал. И в конечном счете на сцену вышел и был явлен народу столичный концерн «Евразийский». То есть все произошло по классическому сценарию корпоративной войны. Когда поначалу сходятся в непримиримой схватке двое , чтобы потом в этой схватке полечь и открыть дорогу для третьего.

Сценарий этот, можно сказать, шекспировский. Именно у великого драматурга в его «Гамлете» сначала герои валятся пачками замертво, а потом на сцену под трубный глас является принц Фортинбрас, дабы расчистить поляну и царствовать долго и справедливо.

Таким Фортинбрасом в таганрогском случае стала ТМК. В Ростове же его доспехи примерило ООО «Евразийское водное партнерство», позже ставшее концерном «Евразийский». Создал эту бизнес-структуру бывший заместитель федерального министра энергетики и владелец банка «Народный кредит» Станислав Светлицкий.

Как вспоминает бывший мэр Ростова Михаил Чернышев, ростовские власти без энтузиазма решились на передачу ростовского «Водоканала» в частные руки. Мера эта, по его словам, была вынужденной. Но только она в тех финансово-экономических условиях и при том состоянии водоканализационных сетей, чей износ превышал 75%, могла как-то решить проблемы водоснабжения миллионного города.

К началу века износ разводящих сетей ростовского водоканализационного хозяйства превысил 75%.

Так осенью 2005 года было заключено, по существу, концессионное соглашение с «Евразийским». И тот принял ростовский «Водоканал» под свои знамена на ближайшую четверть века. По соглашению город сохранял за собой все механизмы контроля производственной деятельности предприятия. А «Евразийский» своими финансовыми ресурсами должен был способствовать наращиванию донельзя изношенной инфраструктуры ростовского «Водоканала», улучшая тем самым качество водоснабжения потребителей.

Многим из них, по словам М. Чернышева, воду в ту пору приходилось подавать по часам – часто глубокой ночью. И крупный бизнес был призван в офис на ростовской улице Горького прежде всего для того, чтобы покончить с таким ненормальным положением:

– Мы объявили конкурс. В его условиях было прописано главное требование: тот, кто хочет взять в аренду «Водоканал», должен вложить в него миллиард рублей инвестиций, чтобы срочно решить первоочередные проблемы…

Сага с грустным рефреном

Такой структурой и оказался «Евразийский». И с первоочередными задачами концерн тогда справила достаточно быстро. Потребители скоро забыли о нервотрепке, связанной с подачей воды по графику. Постоянное водоснабжение было налажено даже в Батайске, где его отродясь не бывало и, казалось, не будет никогда. Тамошний «Водоканал» стал структурой «Ростовводоканала».А последний все чаще начали сравнивать с такими китами водоканализационного хозяйства, как питерский и даже московский «Водоканалы».

Нынешний замгубернатора Александр Скрябин начинал карьеру в ростовском ПО «Водоканал». Здесь он в эфире ТРК «Дон-ТР» демонстрирует качество питьевой воды. Тогда проблему удалось решить быстро.

Однако те, кто ждет героической саги о московских рыцарях без страха и упрека, сумевших вывести загибавшееся предприятие к сияющим вершинам экономического процветания, дальше могут не читать. Саги не будет. Арендаторы ростовского производственного объединения не удержались от искушения стать собственниками. И в какой-то момент «Водоканал» из производственного объединения, находившегося в муниципальной собственности, превратился в ОАО «Ростовводоканал». А «Евразийский» завладел 74,85% его акций. При этом муниципалитету остался блокирующий пакет в 25,15%.

Судя по всему, преобразования эти были проведены далеко не безупречно. Во всяком случае, едва ли не с самого момента акционирования правоохранительные органы своим вниманием «Ростовводоканал» не оставляли. Частенько наведывались на улицу Горького, где порцию за порцией изымали документы.

Был задержан, а позже и осужден на 12 лет лишения свободы С. Светлицкий. Ему вменили в вину хищение миллиарда рублей, предназначенных для строительства очистного завода. К тому времени он лично возглавил «Ростовводоканал», не оставив при этом бразды правления «Евразийским». Что лишний раз говорит о значении ростовского предприятия.

В этом году задержали уже его сына Георгия. По версии следствия, он воспользовался своим служебным положением председателя совета директоров «Ростовводоканала» и, действуя в группе, похитил свыше 204 млн рублей из денежных сумм компании. Тучи над «Ростовводоканалом» сгущались. Что косвенно подтверждала и чехарда в руководстве компании. Директоров здесь меняли едва ли не ежеквартально.

Что-то подобное происходило и в «Евразийском», на который, похоже, положил глаз «Росводоканал».Там тоже штормило. И отзвуки корпоративной бури докатывались до Ростова. «Наше время» уже рассказывало о том, чем обернулся демарш гендиректора «Евразийского» Германа Вишневского, инициировавшего выборы нового состава совета директоров «Ростовводоканала» дабы, кака он утверждал, пресечь финансовые махинации и другие противоправные действия руководства ростовского предприятия.

На этом основании Г. Вишневский посчитал необходимым предложить вновь избранному совету директоров прекратить полномочия гендиректора «Ростовводоканала» Дмитрия Кубрака, Последний к тому моменту находился при должности менее двух месяцев. На его место предлагалось назначить Михаила Поркшеева.

Демарш Вишневского обернулся тем, что уже на следующий день главой «Евразийского» был провозглашен Николай Шестак. А Д. Кубрак уволенным себя не посчитал. И заперся в кабинете, откуда целых две недели посредством грязной воды пресекал все попытки удалить его из начальственного кресла. Чем немало повеселил общественность. Хотя, положа руку на сердце, веселиться тут было не от чего…

Яма в ожидании Фортинбраса

И в Ростове, и в Москве зазвучали слова «рейдерский захват». В нем обвинялись власти южной столицы. Хотя все последующие шаги ростовской администрации, прямо скажем, плохо укладывались в понятие рейдерства. В самом деле: муниципалитет в лице своего департамента имущественных и земельных отношений (ДИЗО) наотрез отказывался забирать водоканал в собственность. И понятно почему. Государство, как, впрочем, и местное самоуправление, изначально считались неэффективными собственниками. И, видимо, сознавая это, ДИЗО не желал рисковать, возвращая столь социально значимую (читай: взрывоопасную) структуру.

Бунт на водоканальском корабле завершился удалением Д. Кубрака из его кабинета. Добровольное заточение сменилось назначенным по суду домашним арестом. Интересно, кто ж теперь в качестве Фортинбраса явится разгребать завалы? Пока впереди масса судебных разбирательств. Некоторые из них, по оценке экспертов, могут затянуться на годы. Не сказать, что перспективы радужные. Но, как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы вода из кранов текла…

Только с этим как раз-таки и наблюдаются проблемы. Число коммунальных аварий на пространстве Большого Ростова в последнее время подозрительно выросло. Может это и совпадение, но рост этот четко коррелируется с нагнетанием напряженности вокруг «Ростовводоканала».

Так должно развиваться водоканализационное хозяйство Боольшого Ростова.

А собственно, чего тут удивительного? Либо воду качай, либо тайны мадридского двора накручивай… Что выбрали в «Ростовводоканале», можно понять по траншее, вырытой под самыми окнами офиса предприятия. Как раз там, где низложенный Кубрак выливал свои запасы грязной воды. Некоторое время назад здесь, видимо, случился порыв трубы. Вот для ремонта и отрыли траншею. Да так и не зарыли. Такое во времена Персидского было немыслимо. А тут налицо – настоящее «водоканальство».

И весьма симптоматичное.