Евросоюз пришел туда, куда стремился